Александроўскі бой.

З успамінаў П.І. Серабракова, камандзіра 18-й партызанскай брыгады імя М.В. Фрунзе: “В Минской области в лесном массиве на Долгом острове около д. Александрово, что в 60 км от г. Минска, базировался партизанский отряд  Никитина численностью в 160-170 человек. Из расположения отряда группы выходили на боевые задания. Отряд держал связь с Минским городским партийным подпольным комитетом. Была налажена связь с населением Дзержинского и Узденского районов…
Во второй половине дня 13 июня 1942 г. в отряд были доставлены 5 станковых и 2 ручных пулемёта. В этот же день вторая группа партизан с тремя местными жителями доставила в отряд 6 подвод с винтовочными патронами. К исходу дня командир отряда Никитин с группой партизан ушёл на встречу с десантной группой под Колодино.
14 июня 1942 г. в 4 часа утра раздались первые два выстрела на наших постах. Это был сигнал о приближении фашистов. По сигналу «Тревога» весь личный состав отряда занял огневые позиции на заранее подготовленных рубежах обороны и приготовился к бою. Через несколько минут начался бой.
Комиссар отряда Пётр Знак поручил мне, как кадровому командиру Красной армии, командовать боем. Отряд был в полном окружении. Бой предстоял тяжёлый.
Ожесточённость боя нарастала с каждым часом. Гитлеровцы и их пособники по пояс в болоте шли к нашему лагерю. Мы подпускали их как можно ближе и открывали ураганный огонь по всей линии круговой обороны. Атаки фашистов следовали одна за другой. Но партизаны мужественно их отбивали. В бою участвовали все: в штабной землянке и санчасти готовили боеприпасы, чистили патроны, набивали пулемётные ленты и доставляли их к местам боя.
К 14.00 со стороны противника, далеко превосходящего нас по численности и вооружению, были предприняты 22 атаки. Все они были отбиты. От интенсивного и беспрерывного 10-часового огня вода в станковых пулемётах кипела. Наши ряды не дрогнули. Фашистам не удалось пройти в расположение нашего лагеря.
После 14 часов огонь противника начал ослабевать. Я отдал приказ группе партизан, которые хорошо знали местность, этот лес, выбрать место для выхода отряда из окружения. К этому времени огонь несколько утих в расположении обороны 4-й роты. Мы воспользовались этим и решили выходить из окружения, так как из-за отсутствия боеприпасов отряд не мог продолжать бой. Группа предложила путь выхода. За ней двинулся весь отряд. Вышли, забрав всех раненых, в район д. Теляково.
После выхода из окружения, мы услышали ураганный орудийный, миномётный, пулемётный и автоматный огонь в стороне недавнего расположения отряда. Гитлеровцы, не встречая ответного огня, продолжали обстреливать длительное время место нашей стоянки.
Позже, в звериной злобе, понеся большие потери, гитлеровцы ворвались в д. Александрово и расстреляли всех мужчин, а деревню сожгли.”
Нацыянальны архіў Рэспублікі Беларусь. Ф. 4837. Воп. 1. Спр. 2. Л. 124-130.

Падрыхтавала Р.А. Чарнаглазава

Бакінаўскі бой.

Адбыўся ў 1942 г. паміж партызанамі 125-га атрада імя І.В. Сталіна (камандзір С.А. Рыжак) Мінскай вобласці і нямецка-фашысцкімі захопнікамі ў Бакінаўскім лесе, за 3 км ад в. Бакінава. У красавіку 1942 г. на базе падпольных груп на чале з С.А. Рыжаком (в. Касілавічы) і А.Г. Мурашовым (в. Баравое) быў створаны першы ў Дзяржынскім раёне партызанскі атрад. 2 мая Бакінаўскі лес быў акружаны гітлераўцамі (450 чалавек). Партызаны на чале з С.А. Рыжаком занялі кругавую абарону і на працягу 6 гадзін адбівалі атакі праціўніка. Атрад без страт выйшаў з акружэння.
У Бакінаўскім лесе адноўлена месца размяшчэння штаба атрада – штабная і шпітальная зямлянкі, пастаўлены памятны знак – камень-валун.

А.І. Валахановіч

Комалаўскі бой.

К середине июня 1942 г. наш отряд насчитывал до восьмидесяти человек. Усилилась и его огневая мощь: на вооружении появились два станковых и шесть ручных пулемётов, ротный миномёт, несколько автоматов.
Вот теперь нам под силу и комоловский блокпост, - хитро улыбнувшись Егору Рубанченко, напомнил Рыжак во время разбора налибокского боя.
Назавтра разведчики Ребрин, Будник и Прокопенко направились к Юховичу – Климу: по договорённости с Рыжаком он уже давно вёл наблюдение за блокпостом. А через несколько дней в Бакиновский лес прибыл весь отряд.
В полдень 19 июня разгорелся бой, стало ясно, что гитлеровцы сильно укрепились и выкурить их будет нелегко. На блокпосту постоянно находилось более тридцати солдат и офицеров, нёсших патрульную службу на шоссейной и железной дорогах между Негорелым и Колосовом. Жилой дом они обнесли двухметровым забором с амбразурами, вкопали в землю танк, на сторожевой вышке установили станковый пулемёт. Заняв исходные позиции, наши миномётчики по сигналу Рыжака ударили по жилому дому, а пулемётчики – по сторожевой вышке. Штурмовая группа, увлекаемая командиром, бросилась в атаку. Немцы, быстро оправившись после неожиданного удара, повели из амбразур ответный огонь, начали забрасывать партизан минами и вынудили их залечь.
Тогда поднялись бойцы во главе с Ярославцевым (они прикрывали миномётчиков) и атаковали блокпост с тыла. Немцы перенесли огонь на них. Воспользовавшись этим, Егор Рубанченко и Михаил Ковальчук  подобрались к забору и метнули несколько гранат во двор. Следом подоспели Басин, Гулевич, Сурков, Слепченко, Бобров, Мурашов, Досин и в немцев полетели бутылки с бензином, самодельные толовые шашки. Над блокпостом поднялось густое облако дыма – загорелся бензовоз с горючим. Семён Бобров через амбразуру поливал огнём из ручного пулемёта метавшихся по двору фашистов. С криками «ура!» партизаны снова пошли на штурм вражеского опорного пункта.
В этот момент прибежал посыльный из группы прикрытия и сообщил: на железной дороге из эшелона выгрузились немцы. Ехали на фронт, услышали стрельбу и спешат к месту боя.
Предусмотрительный и осторожный, Рыжак на этот раз не учёл, что дело может обернуться таким образом. Немцы развернулись цепью и стали окружать партизан. Рыжак и Ярославцев до последней возможности находились на  линии огня, сдерживали натиск противника и до самой своей смертной минуты прикрывали отход отряда.
Это была тяжёлая утрата. Рыжак был опытный командир отряда, его любимец. Люди шли за ним в огонь и воду.

Друкуецца па кн.: Будай Г.В. Свінцом і словом. Мн., 1976. С. 97-99.

Станькаўскі бой. 

Адбыўся 9 студзеня 1943 г. паміж партызанамі 200-й партызанскай брыгады імя К.К. Ракасоўскага і нямецка-фашысцкімі захопнікамі каля в. Станькава.
У час карнай аперацыі “Якаб” вораг паставіў за мэту знішчыць партызанскую брыгаду. Карнікі выйшлі на зыходныя пазіцыі і пачалі суцэльнае блакіраванне Станькаўскага лесу. Усе выхады з лесу былі перакрыты. Праціўнік пачаў канцэнтраванае наступленне-прачэсванне ў глыбіню лесу. Немцам удалося расчляніць частку партызанскіх сіл. Але іх спроба акружыць і знішчыць партызанскую брыгаду правалілася. Умелымі тактычнымі манеўрамі партызаны цэлы дзень адбіваліся ад насядаўшага з усіх бакоў ворага і выйшлі з блакіраванага ім Станькаўскага лесу. У выніку бою былі нанесены страты партызанам забітымі, параненымі, абмарожанымі. Карнікі, не дабіўшыся поспеху ў барацьбе з партызанамі, спалілі прымыкаючыя да Станькаўскага лесу вёскі Літавец і Любажанка. Яны ўвекавечаны ў мемарыяльным комплексе “Хатынь”. Партызанская брыгада пасля бою ўцалела, перагрупавала свае сілы і да моманту вызвалення Дзяржыншчыны кантралявала тэрыторыю раёна на поўдні і паўднёвым усходе.

А.І. Валахановіч

Друкуецца па кн.: Памяць. Дзяржынскі раён. -  Мінск, 2004. - С. 366-368.

Новікаў, М. Я. Засада на шашы/М.Я. Новікаў//Памяць. Дзяржынскі раён: гісторыка-дакументальная хроніка.- Мінск, 2004.- С. 369-370.

Шостак, С. Падарунак акупантам/Сяргей Шостак//Памяць. Дзяржынскі раён: гісторыка-дакументальная хроніка.- Мінск, 2004.- С. 368-369.